Трикутник смерті...

Пропонуємо вашій увазі спогади Діани Макарової, засновниці Благочинної ініціативи “Фонд оперативної національної допомоги”, про Артура Гулика, бориславця, який загинув в бою під Слов'янськом. Матеріал вона залишила на своїй сторінці у Фейсбук.

Тест статті оприлюднюємо мовою оригіналу:

 

"ТРЕУГОЛЬНИК СМЕРТИ

Он меня сразу насторожил.
Не знаю почему, не знаю чем. Возможно, мне всего лишь не понравилось его имя - на подсознании, на подсознании, я никогда не любила это мужское имя, возможно, какие-то полузабытые ассоциации...



Сам он помощи не просил. Просто волонтёры узнали о проблеме и сказали мне. Я пообещала вникнуть, проверить и помочь.
Проверяли всех. Хватало самозванцев, со временем их должно было быть ещё больше. Поэтому о каждом раненом наводились справки.

Он был ранен на Майдане, в последних февральских боях.
Он числился в пятой сотне, и я сразу позвонила ребятам пятой.
- Чего-чего? - ответили мне. - Нет такого. И не было.

Этот ответ не убедил. Мы уже знали, что не все ребята сотен знают друг друга по фамилиям, даже по псевдо.
Когда Первый батальон принимал присягу, после торжеств я заскочила в палатку роты, сформированной из пятой. И снова начала расспрашивать.
- Стоп. Так есть же такой. - ответили мне. - ну да, и как мы сразу не вспомнили. Конечно, есть. И сейчас он здесь, приехал на присягу. А что у него за проблема?

Проблема выглядела внушительно.
Во время боёв он получил заряд дроби и осколков в лицо. Этот заряд требовалось извлечь, сделать это дело лучше всего могли за границей (заряд приходился, по словам волонтёров, на так называемый "треугольник смерти", плюс бровь, веко). Но за границу поехать было невозможно, пока у парня нет загранпаспорта. Сделать загранпаспорт попросили меня.

Ребята позвали парня, парень влетел в палатку.
Был чист лицом, нигде ни одного шрама.
Ну, тут я совсем насторожилась.
- Дробь в лице? - удивились мы все.
- Да. - негромко сказал он, полез в карман камуфляжного кителя, достал результаты рентгена и заключение врача, и мы ахнули.
Действительно, под кожей чётко просматривались дробинки и осколки. Всё лицо, да. И "треугольник смерти"

- Вот человек. Она решит твою проблему. - сказали парни и показали на меня.
- Нет, не надо. - отказался он, и я удивилась.

Все раненые хватались за каждого волонтёра, кто предлагал помощь, а этот отказался.
- Моим вопросом уже занимаются. - объяснил он. - Чего я буду ещё и вас напрягать?
- А кто занимается? - поинтересовалась я, предвкушая ответ.
- Володя и Наташа. Они передали информацию какой-то Диане, и она уже занимается.
- Так вот же Диана! - засмеялись парни.
- Круг замкнулся, да. - улыбнулась я смутившемуся парню.

Короче, всё складывалось так, что этим делом надо было заниматься мне. И мы начали делать паспорт. Заграничный.

Я странно относилась к этому парню.
Он мне скорее нравился, да. Я редко видела людей, которые бы вели себя настолько ненавязчиво. Его как будто не было. Можешь помочь - ок, он будет тихо благодарен. Не можешь - он никогда не позвонит и не напомнит.
Он, кажется, и не собирался ехать за границу с этой операцией. Очень расспрашивал о Первом батальоне, вскользь заметил, что собирается записываться во Второй.
- А операция? - удивилась я.
- Успею. - отмахнулся он.

Мы могли приехать вместе в ОВИР, бегать по окошкам с документами - затем мы его вдруг теряли.
Начинали звонить. А он спокойно и тихо объяснял, что потерял нас из виду, не дозвонился, решил, что мы уехали, подписал все документы и пошёл на Майдан.

Он был незаметный.
Есть такие люди - о них вспоминаешь, только когда видишь.
Исчез человек - и ты о нём не помнишь. И понимаешь, что он сам всё делает для того чтобы никто особо о нём не помнил.
- Зачем я буду вас напрягать...

И когда он сам позвонил мне - я очень удивилась.
Это была первая его просьба ко мне.
Ему не выдали паспорт, и я должна была решить некоторые вопросы, связанные с юриспруденцией.
Эти вопросы, наверное, решались. Я пообещала решить.
Но начались военные действия, я переключилась на снабжение передовой, и времени не хватало, не хватало...
Время от времени я вспоминала об этой нерешённой проблеме одного парня, но снова откладывала её на потом, и мчалась, мчалась дальше в своём забеге - всё для фронта.

... сегодня он приехал в Киев.
Он приехал ненадолго, на несколько часов - чтобы потом ехать домой, в свой Борислав.
Я должна была встретиться с ним.
Я снова не успевала.
У меня были две жутких ночи накануне, я почти не спала. Я формировала машины на передовую. И теперь, поспав несколько часов, я должна была вскочить и мчаться снова.
На Майдан. Где была назначена встреча с ним.

Я гнала таксиста, гнала.
Я просила ехать быстрее, я не успевала, мне надо было его увидеть.
Мне надо было попросить прощения за то, что так и не решила его проблему, за то, что я не могла всё успеть, что я иногда опаздывала, что не поверила ему сразу...

... я успела, Артур.

Я успела на твою панихиду.
Я увидела тебя в последний раз.

Прости меня, Артур.
Прости.

Артур Гулик
5-я сотня
затем 2-я сотня
Второй батальон Нацгвардии
Погиб в ночь нападения на 1-й блокпост."

Additional information